«Мы все сейчас в заложниках». Настоятель старообрядческой церкви — о событиях в Украине

12.41 Среда, 2 марта 2022
Россия и мир, тексты
Фото: Алевтина Трынова/Вечерние ведомости
Редакция «Вечерних ведомостей» старается предоставлять разные точки зрения на события, которые сейчас происходят на территории Украины. Мнением о военной спецоперации, её причинах и последствиях с нами поделился представитель русской православной старообрядческой церкви иерей Михаил Лоскутов, настоятель Храма Вознесения Господня в поселке Баранчинском Свердловской области.

«Противоречивые мысли сегодня посещают, очень сложно сформулировать свою точку зрения. Позиция старообрядческой церкви по украинскому вопросу пока не выработана, она принимается или архиерейским собором, или общей церковным собором. Но я думаю, что выскажу мнение очень многих старообрядческих священников.

Для нас начало военной спецоперации, которую объявила Россия, — это трагическая дата. У нас на Украине больше пятидесяти старообрядческих приходов, там есть свои епархии. Очень много родственников. Целые села старообрядцев на юге Украины в Одесской области. И даже с ними, людьми одной веры, у нас не всегда совпадают взгляды на то, что сейчас происходит.

Сейчас мы все в заложниках ситуации. Со всех сторон люди подвергаются атаке массовой пропаганды. Надо признать, что простому человеку в эти дни очень тяжело не поддаться давлению СМИ, часто строящих свою политику на лжи.

Но почему это произошло? Я думаю, что мы вступили в острый конфликт не с Украиной как таковой. Она сейчас является, по сути, передовым отрядом Запада. Она давно Западом «оккупирована», если можно так сказать. Но и в России мы во многом не самостоятельны. Может быть, мы кажемся более независимыми, но у нас правила игры, по моему мнению, давно диктует олигархат, наша так называемая элита, которая хранит свои сбережения на Западе, которая не может и не хочет самостоятельно принимать решения в интересах государства и зависима от иностранных средств. Под влиянием западных структур они пишут свои законы, они решают, что показывать нам по телевизору. Обыватель каждый день находится под тяжелым давлением пропаганды. Однажды мы потеряли великую страну, которую собирали и сплачивали многие столетия наши отцы, а сейчас нас просто стравливают друг с другом. Нам всем нельзя терять в этой ситуации здравый смысл.

С детства я понимал, что мы с Украиной единый народ. И меня в последние годы очень расстраивало, что украинцы постепенно отказывались от нашей общей истории, считали нас как бы вторым сортом. Может быть, я ошибаюсь, но со стороны россиян я не замечал подобных настроений. И в итоге мы пришли к братоубийственному кровопролитию. Тяжело осознавать, что некоторым людям верующим приходится в эти дни брать в руки оружие. Старообрядчество не запрещает службу в армии, в нашей церковной истории много мучеников и святых воинов. Убийство человека в мирной жизни считается у нас тяжелым грехом, за который назначают епитимью с отлучением от причастия на 10 лет. А если человек убил человека на войне — это, как бы сказать, малый грех, за это он получит епитимью на год. После, если он окажется достойным человеком, ему не запрещается даже стать священником. Но сейчас невозможно не думать о том, что друг в друга стреляют православные люди, с обеих сторон — братья… Сейчас наша общая задача перестать убивать друг друга. Я не знаю, как это можно сейчас сделать…

Всегда хочется найти однозначный ответ на вопрос: «Кто виноват?» Знаете, я не вижу сейчас смысла винить во всем политиков. Мне неизвестны истинные причины принятых решений, но оставить беззащитных людей Донбасса в беде мы не могли. У нас есть храмы на Донецкой земле. Я знаю, как там преследовали русских старообрядцев, знаю, как одному священнику даже угрожали расстрелом только за то, что он русский. Там творилось беззаконие и его необходимо было остановить. Был ли у России другой выход из ситуации? Я считаю, что нет…

Я против насилия. Но я понимаю, что его нужно было закончить, для этого пришлось пойти на крайние меры. Это очень и очень сложные вопросы для осознания… Простых и понятных ответов на них нет.


Старообрядческий Храм Вознесения Господня в Баранчинском. Фото: Алевтина Трынова/Вечерние ведомости


Я не могу не винить в произошедшем всех нас. Всё наше общество. Как человек верующий, я вижу, что мы забыли, для чего живем, мы давно забыли Бога. Отказавшись от него, наше общество лишилось разума. Всего за 70 лет. Сейчас надо вставать на дорогу, протоптанную нашими благочестивыми предками, обращая свой взгляд к Творцу. Как священник, я призываю искать смыслы в глубоких духовных началах, искать их в нашей общей древнерусской культуре.

Я хотел бы напомнить всем нам, что во времена, когда мы бессильны что-либо изменить, Бог проявляет свою силу, если мы уповаем на него. Поэтому я полагаю, что произойдет что-то неожиданное для нас, нечто такое, что нас всех изменит, и закончится кровопролитие. Никому не дано знать, что именно случится...

Наших братьев на Украине я бы хотел попросить ни на минуту не забывать о том, что мы христиане. О том же хочу напомнить россиянам. Наших воинов я хочу попросить сохранять человечность и вернуться к нам живыми и здоровыми.

Мы отчаянно призываем к миру, но беда в том, что сейчас все понимают мир очень по-разному…»

Получать доступ к эксклюзивным и не только новостям «Вечерних ведомостей» быстрее можно, подписавшись на нас в сервисах «Яндекс.Новости» и «Google Новости».
Алевтина Трынова © Вечерние ведомости
Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK